Что значат теракты во Франции для ЕС и Украины?

14 июля в Ницце произошел чудовищный террористический акт. Подозреваемый, 31-летний Мохамед Булель, гражданин Франции тунисского происхождения вечером сел в грузовик и въехал в толпу гуляющих людей. В то время на променаде находилось порядка 30 тысяч человек. По последним данным, 84 погибли, десятки получили ранения. Среди погибших и пострадавших есть украинцы, в частности в результате этого теракта погиб 22-летний студент из Одессы Михаил Базелевский.

 

Терроризм как выгодная карта во внешней политике России

Почти сразу же после совершения этого теракта французские правые, которые находятся на коротком поводке северного соседа Украины, выступили за отмену Шенгенского соглашения и обвинили власти Франции в бездействии. Впрочем, обвинения «Национального фронта» Ле Пен беспочвенны даже с формальной точки зрения. Террорист-смертник, устроивший бойню во Франции, был гражданином этой страны, и никакие визы ему не были нужны.

Риторика, направленная против ценностей ЕС является основой позиционирования «Национального фронта», но симптоматичным выглядит и заявление российского МИДа в этом контексте.

Комментарий представителя МИД РФ в социальной сети "Фейсбук"

Комментарий представителя МИД РФ в социальной сети «Фейсбук»

«Массовое убийство в Ницце – триллер, ставший реальностью. Соболезнования близким погибших, слова поддержки пострадавшим и особенно тем, кто сейчас находится на грани жизни и смерти — по данным последних часов, 18 человек в критическом состоянии. И снова повторю: давайте бороться не с «гибридными угрозами», а с реальными. И делать это вместе, ведь мы так похожи, когда гибнем в результате действий террористов и экстремистов», — написала представитель МИД РФ Мария Захарова на своей странице в социальной сети «Фейсбук».

Интересно, что российская власть всегда отрицала факт существования какой-либо «гибридной угрозы» в своей внешней политике.

Реакция пользователя Твиттера на позицию РФ

Реакция пользователя Твиттера на позицию РФ

Тем временем в Москве буквально за несколько часов до теракта начались переговоры между президентом РФ Владимиром Путиным и госсекретарем США Джоном Керри. Среди прочего они обсуждали возможности урегулирование ситуации в Сирии и Украине.

Протокольные сообщения со встречи не могут дать представления о тоне переговоров и их конечной эффективности, однако фактор кровавого теракта в этих условиях играет на руку России в её стремлению поделить сферы влияния. На этот раз в борьбе против санкций, возвращения сферы влияния на всю Украину, Сирию, а возможно уже и более.

«Американские политики прекрасно понимают, кто стоит за этими кощунственными актами насилия. Однако любые открытые обвинения могут привести к непредсказуемым военным последствиям. А вот европейцами проще манипулировать. Их общество, прожившее последние несколько десятилетий в изобилии и стремлении к справедливости, не готово на данный момент рисковать и отвечать на угрозы симметрично. Для успокоения общества могут быть приняты популистские решения – ограничение миграции, закрытие границ, отмена Шенгенской зоны или другие подобные решения» — отмечает эксперт TeamEurope, Павел Колотвин.

Стоит отметить, что украинский обозреватель Иван Яковина считает, что террористическая группировка «Исламское государство» при помощи терактов в Европе, таких, как в Ницце, стремится вынудить Западные страны начать наземную военную операцию против исламистов.

 

Запланированные теракты для расчленения Европы?

Весной 2016 года, после терактов в Брюсселе и Париже, «рупор» Кремля, политолог Сергей Марков задался анализом, где же произойдут следующие теракты в Европе. Среди предложенных вариантов были Берлин, Лондон, Женева. Похоже, что террористическое государство взяло Европу в заложники. Любое неверное решение будет караться новыми взрывами, паникой и последующими референдумами. Судя по всему план по расчленению единой Европы именно такой.

Разумеется, что в условиях усилившейся террористической угрозы позиция Украины становится все более уязвимой. Западные демократии имеют множество вызовов и проблем, как внутреннего характера, так и внешнего, а активная пропагандистская машина РФ пока не дает сбоев. Впрочем, страны ЕС еще могут открыть глаза, и увидеть, что у Бельгии, Франции и Украины враг один.

Террористический акт в Ницце, который непосредственно касается Украины (там погибли граждане нашей страны) может стать точкой отсчета для новой внешней политики в рамках всей Европы.

«Я думаю, что события в Ницце только усилят стремление европейских политиков пересмотреть принципы, по которым сейчас происходит перемещение граждан в Европе. Для французов – это очередной серьезный теракт, который только усугубляет политический кризис в стране. Боюсь, что вероятность прихода националистов к власти во Франции, очень высока. Европе, как никогда нужен свежий взгляд на то, что делать и как выходить из сложившейся ситуации с безопасностью», — считает эксперт TeamEurope Андрей Федотов.

Украина весьма активно откликнулась на трагедию во Франции. Повсеместно в Украине граждане несли цветы и свечи к представительствам этой страны ЕС и выражали соболезнования родным и близким погибших в этой трагедии.

Буквально через двое суток после теракта во Франции в Турции, стране-члене НАТО, произошла попытка государственного переворота. Турция всегда была важным игроком на внешнеполитической арене. Переоценить роль Турции на Ближнем Востоке крайне трудно. В нынешних условиях Турция явно будет занята в большей степени внутренними проблемами, нежели борьбой с внешним врагом, и в этом контексте Турция выбывает из противостояния с Россией.


Будет ли изменена политика безопасности НАТО в условиях усиливающейся террористической угрозы и кризиса западных демократий? Часть экспертов считает, что именно сейчас будет решаться, насколько эффективной будет политика НАТО.

«Согласен с мнением, что роль НАТО будет только расти под влиянием расцвета терроризма и этот кризис станет решающей проверкой на то, насколько это объединение способно решать реальные проблемы», — уверен Андрей Федотов.

Что касается ЕС, то целая серия терактов совершенных в странах Европейского Союза показывает уязвимость политики направленной на открытость и демократические ценности. При этом сила ЕС как раз и заключается в приверженности этим ценностям. Очевидно, что нынешняя ситуация обнажит глубокие противоречия внутри самого ЕС. Учитывая пропаганду со стороны РФ и её желание использовать сложившуюся ситуация в свою пользу можно ожидать активизацию тех политических сил в странах ЕС, которые прямо или косвенно зависят от неё.

В этой ситуации политикам из ЕС следует не забывать, что пристальное внимание к отдельным событиям могут увести от понимания общей картины, в которой ряд внешне нескоординированных действий могут быть выгодны одному сильному внешнеполитическому игроку.