Дети как взрослые: особенности адаптации детей переселенцев в Одессе

Согласно официальному ответу Департамента труда и социальной политики Одесского городского совета в Одессе на 1 февраля 2017 года зарегистрировано 6 442 ребенка из числа вынужденных переселенцев при общей численности вынужденных переселенцев, которые зарегистрированы в г. Одесса, в 30 968 человек. Данные общественных организаций несколько выше – до 8 000 детей-переселенцев из зоны АТО и аннексированного Крыма.

Стоит отметить, что Одесса по-прежнему является местом, где увеличивается общее количество переселенцев, несмотря на то, что по Украине (за исключением Киева и ряда областей) это число незначительно, но уменьшается.

Количество вынужденных переселенцев незначительно уменьшается по Украине, но растет в Одесской области

Таким образом, дети, которые были вынуждены переехать из места постоянного жительства в Одессу, составляют ок. 21% от общего количества вынужденно перемещенных лиц в городе. Каким образом идет адаптация и интеграция этой группы переселенцев мы попытаемся рассмотреть в данной статье.

Политика городских властей: медицинская помощь наравне с остальными

Городские власти осуществляют поддержку детей переселенцев по целому ряду направлений, не выделяя его в отдельное. Т.е. при необходимости любой ребенок из семьи переселенцев может получить медицинскую помощь, быть устроенным в школу или дошкольное учебное заведение на равных правах с иными детьми.

Ирина Соколова и.о. директора департамента здравоохранения Одесского городского совета

«Медицинскую помощь вынужденным переселенцам, проживающим в Одессе, оказывают все городские лечебно-профилактические учреждения по территориальному принципу. Все переселенцы, нуждавшиеся в медицинской помощи, получили ее по месту обращения в полном объеме наравне с жителями Одессы. Жалоб и нареканий на качество медицинской помощи в городских медучреждениях со стороны переселенцев не поступало», — отметила и.о. директора департамента здравоохранения Одесского городского совета Ирина Соколова.

За 2016 год в детские городские поликлиники Одессы обратилось 1 435 детей из семей вынужденных переселенцев. По городской программе «Здоровье» 858 детей получили бесплатные медикаменты и медицинские услуги при лечении в условиях стационара на дому.

Работа ведется как с детьми, так и с родителями

По информации Одесского городского совета для получения целого ряда услуг в том числе медицинских (бесплатных лекарств) для детей переселенцев нет необходимости в прописке на территории г. Одесса.

«В Одессе проживает значительное количество населения без постоянной прописки, в том числе трудовые мигранты, вынужденные переселенцы и др. Вне зависимости от экономического положения семьи, ребенок не должен страдать от отсутствия необходимых лекарств или детского питания, поэтому городские власти Одессы берут на себя обеспечение таких детей необходимыми лекарствами и молочными смесями», — подчеркнула Ирина Соколова.

Опрошенные переселенцы в целом отмечают нормальный прием в детских поликлиниках, есть большинство необходимых лекарств, а врачи достаточно приветливы и вежливы. Однако о том, что в поликлиниках и больницах бесплатно выделяют лекарства для детей, переселенцы практически не знают. В самих больницах об этом нет никакой информации, и врачи с ней не делятся до тех пор, пока об этом не напомнят сами ВПЛ.

«Заболел ребенок – не знали, куда обратится. Посмотрели в Интернете адрес ближайшей поликлиники. До этого и не знали, что существует программа с бесплатными анализами и лекарствами. Но у нас скорее проблема в другом — нет никого из родственников или близких друзей, кто бы мог поддержать или присмотреть за ребенком», — описывает свой опыт Наталья, которая переехала из Донецка в Одессу в 2014 году.

Объединение усилий ряда организация для помощи детям

Социализация и адаптация детей переселенцев осуществляется в Одессе целым рядом организаций, как по отдельности, так и в рамках объединений и инициатив разного рода.

В середине августа 2016 года в Одесском городском центре социальных служб для семьи, детей и молодежи состоялась рабочая встреча по подготовке плана действий для реализации в Одессе проекта по интеграции и психологической помощь детям внутренне перемещенных лиц.

«Деятельность рабочей группы направлена на разработку плана действий для интеграции детей из числа вынужденных переселенцев в территориальную громаду города Одессы и унификацию социальных услуг данной категории населения», — сообщают участники встречи.

Целью проекта является улучшение жизнедеятельности семей с детьми из числа внутренне перемещенных лиц, повышение их благосостояния, возвращение к полноценной жизни и создание условий для самостоятельного решения жизненных проблем, обеспечение потребностей и интересов детей, которые ощутили влияние военных конфликтов.

Стоит отметить, что по данным Службы по делам детей Одесского городского совета за 2015 год (данных за 2016 г. на официальном сайте пока нет) в Одессе насчитывалось 300 детей, которые находились в семьях, которые оказались в сложных жизненных ситуациях. 27 детей из этого числа приходятся на семьи прибывшие из зоны АТО.

Данный проект позиционировался как синкретический, однако о его успехах пока что сложно судить. По крайней мере в открытом доступе информации нет.

Различные формы помощи детям-переселенцев: частные инициативы и помощь организаций

Ряд волонтерских организаций в Одессе оказывают посильную помощь детям вынужденных переселенцев. Если в 2014-2015 гг. это была помощь теплыми вещами, иной одеждой, продуктами питания и прочим наиболее необходимым для выживания вещами, то с течением времени помощь детям стала сегментированной и в меньшей степени материальной.

«Конечно же, мы старались выбрать семьи, которые действительно нуждаются в поддержке: многодетные семьи, матери и отцы одиночки, детки на воспитании пенсионеров, беременные мамы с детками, семьи с детьми или родителями инвалидами. Пока мамы оформляли заявления на получение помощи, наши социальные работники и волонтеры развлекали детей, дети были заняты рисованием и поеданием сладостей», — так описывает ситуацию раздачи помощи детям представитель одной из одесских благотворительных организаций.

В настоящее время несколько общественных инициатив проводят различные развлекательные мероприятия для детей, иные – занимаются обеспечением детей школьными принадлежностями и прочими вещами.

«В этом году наш фонд имеет около 170 подопечных детей – это и вынужденные переселенцы, и деть из семей со сложными жизненными обстоятельствами. Все они хотят пойти в школу, а мы очень хотим, чтобы они имели возможность сделать это достойно», — подчеркивает представитель католического благотворительного фонда, который помогает детям переселенцев, в частности обеспечивая школьными принадлежностями в преддверии учебного года в течении последних трех лет.

С 2014 года помощью детям-переселенцам занимается Анна Подопригора, которая с 2015 года участвует в проекте, который помогает взрослым вынужденным переселенцам пройти обучение и начать свое дело в Одессе и Одесской области.

«Примерно до ноября месяца 2014 года мы в Благотворительном фонде «Ассоль» занимались продуктами. Потом этот вид помощи прекратился, но это не стало причиной сложить руки и сказать «ну вот и все». Начались новогодние праздники, и мы начали договариваться с различными организациями, которые способствовали проведению новогодних мероприятий для детей. Тогда мы смогли сводить детей в Дельфинарий, Филармонию, на спектакли в Дом Медработника. Потом я подумала, а какими ресурсами мы обладаем, что можем ещё сделать? Тогда я решила, что можно организовать курсы английского языка для детей, на которых преподавала моя сестра, дипломированный филолог, которая также приехала из Донецка», — говорит Анна.

Анна также отмечает что подобные курсы и иные формы занятия детей очень важны для переселенцев, так как многие из них вынуждены работать полный день, даже при наличии маленьких детей, а частные няни практически никому не по карману.

Психологическая помощь детям

По мнению Анжелики Жуковой, волонтера, общественного координатора штаба гуманитарной помощи вынужденным переселенцам с Донбасса, важным является разработка и внедрение целостной программы по работе с детьми.

По её словам сейчас дети-переселенцы получают помощь в рамках общегородских и общенациональных программ. Однако специфика работы с переселенцами делает актуальным и своевременным разработку и реализацию квалифицированной программы по психологической помощи и реабилитации, в том числе и для детей. Такая программа, по её словам уже есть, но существует ряд сложностей.

Анжелика Жукова (слева), волонтер, на презентации проекта помощи переселенцам в Одессе

«Есть ряд проблем. Это обучение школьных педагогов и психологов, а также репрезентация программы. Т.е. работа с родителями детей. Отдельно работать с детьми бессмысленно. Работа не дает того результата, который необходим», — подчеркивает Анжелика Жукова.

По мнению волонтера в Одессе не существует системной проблем с дискриминацией переселенцев-детей в школах, или иных учебных заведениях, но есть проблема общей квалификации педагогов и психологов, которые часто не могут распознать психологические травмы у детей, которые приехали из зоны АТО. Также велика вероятность проявления подобных травм в семьях, где родители стремятся умалчивать о травматическом опыте, стараясь его скрыть.

«Родители часто избегают разговоров о травматических событиях. Но стоит говорить и не бояться Если не говорить, то проблемы будут наслаиваться. На своих тренингах мы учим говорить и не бояться. Наш курс для детей-переселенцев и их родителей состоит из 7 занятий по два часа каждое», — говорит волонтёр.

Мария Кондратюк, психолог считает, что каждый ребенок относится к статусу переселенца по-своему. Во многом это зависит от восприятия самих родителей.

«Порой, переехав в новый город, родители стараются скрыть то, что они из прибыли из зоны проведения антитеррористической операции. Такие взрослые еще сами не могут принять свой статус и могут одернуть или накричать на ребенка, если он при новых знакомых начнет делиться воспоминаниями, которые касаются прежнего дома. При этом причин своего поведения родители не могут объяснить малышу и он начинает стыдиться своего происхождения, замыкается. Другие могут наоборот демонстрировать свой статус, чтобы получить определенные блага. Ребенок так может перенять на себя роль жертвы, что тоже не пойдет ему на пользу в дальнейшем. Необходим баланс. И прежде всего очень важно, чтобы взрослые в семье решили для себя, кем они являются – переселенцами или уже новыми жителями нового города. Они должны четко понимать вернуться или останутся, чтобы формировать безопасное и уверенное пространство для ребенка», — подчеркивает психолог.

У переселенцев-школьников нет больших проблем с адаптацией в Одессе

Павел Майборода, учитель истории. У него есть опыт преподавания, как в обычной школе, так и в т.н. «вечерней» школе. На протяжении 2014-2016 гг. он неоднократно сталкивался с учениками разного возраста, которые переехали в Одессу из зоны АТО.

«Главные проблемы, которые они испытывали, насколько я понимаю, это проблема добраться домой, перебраться через все эти бесконечные блокпосты, на которых нужно уплатить огромные взятки. Соответственно, домой они ездили довольно редко. Других проблем с адаптацией у них я не заметил, как и какого-то пренебрежения к ним», — подчёркивает учитель.

Павел говорит, что школьники-переселенцы довольно быстро адаптируются к местным условиям, хотя есть специфические особенности, которые влияют на их интеграцию.

«Я не встречал людей, которым было бы трудно интегрироваться тут. Более того, я даже забываю, что они с Донбасса, когда преподаю у них», — говорит Павел Майборода.

Кроме того важно понимать внутреннюю ситуацию в семье детей-переселенцев и учитывать возможные проблемы связанные с потерей документов.

В целом эту позицию подтверждают и ответы родителей детей-переселенцев.

«Мой ребёнок пошёл в первый класс уже в Одессе. Когда мы переехали из Луганска, мы не ходили в детский сад – она была очень взволнована первые месяцы и напугана. Мы ходили к детскому психологу, который нам помог. Поэтому к школе она хорошо адаптировалась к новому городу, мы начали посещать развивающие центры, где с детьми работают психологи, а группы небольшие. Она быстро завела друзей и в школу мы шли без особых проблем. Сейчас она уже во втором классе и я не замечаю за ней тревожных состояний. Единственное — она не понимает, почему к ней относятся по-особенному», — говорит Инна, мать 8-летней школьницы Ники.

Однако, это не значит, что проблем у детей-переселенцев вообще не существует. Ряд родителей фиксирует особенное отношение к ним и их детям, что влияет на самооценку детей и их мотивацию. Ирина Чиркина, волонтер благотворительной организации, которая оказывает помощь детям-переселенцам отмечает, что в Одессе и Одесской области нет не единого исследования, которое бы показывало реальный результат удовлетворения потребностей переселенцев.

«В одесской области ни один центр не проводил какое-либо исследование по потребностям переселенцев. Мы проводили фокус-группы. Это хотя бы дает понимание того, как менялось отношение людей и работает что-то или нет. Еще вели анкеты: мониторинговые, анонимные, но это не самый эффективный способ получить необходимую информацию: люди обычно пишут то, что от них хотят услышать», — говорит волонтер.

Исходя из массива проанализированной информации и целого ряда экспертных мнений, ситуация с адаптацией детей-переселенцев в Одессе выглядит оптимистичной. У детей и их родителей существует целый ряд возможностей, которые реализуются силой как городских властей, так и третьего сектора – силами общественных организаций и отдельных волонтерских инициатив.

Однако существует ряд проблем, таких как отсутствие должной подготовки и надлежащего количества психологов, которые бы работали с детьми-переселенцами, а также их семьями. Ограничена в доступе публичная информация о выделенных средствах на поддержку ВПЛ из городского бюджета и закупленных медицинских лекарствах. Не понятны способы и возможности получения помощи в городских органах и больницах (отсутствуют стенды, информационные доски, сложно найти об этом информацию в Интернете). Кроме того, ряд общественных активистов отмечают, что наличие программы, которая бы касалось только детей-переселенцев, значительно облегчило бы ситуацию с их интеграцией в местное сообщество.

 

Автор: Станислав Кинка

Статья написана при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады