С котами вход разрешен. Как крымчанка открыла необычное кафе

Переселенцы из Крыма и Донбасса разъехались по разным городам Украины. Кто-то бежал от обстрелов, кто-то – от политических преследований, другие хотели просто не бояться вешать украинский флаг на своем балконе. Информер.od.uaсобирает истории переселенцев из разных уголков страны. На этот раз в гостях в Одессе крымчанка, переехавшая во Львов.

Первыми на пороге ZOOcafe посетителей встречают не официанты, а коты. Это не шутка. Такое кафе действительно существует. Около года назад во Львове его открыли переселенцы из Крыма. Таня Годок была идейным вдохновителем, а ее муж занимался технической частью.

— Идея была давно, мы хотели открыть такое кафе еще в Ялте. Я очень люблю животных, и знаю, что в мире есть заведения, где люди могут не только выпить кофе и поесть, но еще и поиграть с животными. Когда мы переехали во Львов, решили, что пора это делать, — рассказывает Таня.

Мы сидим в этом самом кафе, коты спят на стульях и подвесных полках, сделанных специально, чтобы развлекать животных. Некоторые бодрствуют и периодически забираются на стол, борясь за внимание Тани.

— Сложно было совместить заведение общественного питания и животных. Не все это понимали. И мы сами еще на практике не знали, как будет, — вспоминает Таня.

Осваивать нетрадиционный вид кафе приходилось через интернет и учиться на собственных ошибках.

— Надо объяснять посетителям, что они должны помыть руки. Некоторые люди на это обижаются, говорят: что я руки не мою? Но мы просим об этом не потому, что не доверяем. Просто большинство заболеваний передается именно через руки и обувь.

В кафе, кроме чая и кофе, подают блюда европейской кухни.

— Коты постоянно просят еду, пытаются с тарелки-то украсть, особенно бекон, — смеется Таня. — Но у них есть свой корм, и кормить их можно только им. Когда они слышат шуршание пакетиков, то сразу сбегаются вдесятером.

Для кафе решили не покупать животных, а приютить уличных. Их накормили, вымыли и вылечили.

— Подбирали по характеру, потому что не каждое животное будет комфортно себя чувствовать, когда громко, когда много людей, когда каждый пытается их погладить, — рассуждает переселенка.

Поначалу коты немного конфликтовали между собой, но период адаптации уже прошел. Они мирно сосуществуют. Да и драться незачем – еды и пространства для игр предостаточно.

У тани работают несколько официанток и бармены. Их объединила любовь к животным. История Тани — это пример успешной переселенки. Экономисты, политологи и люди, которые работают с переселенцами, говорят о том, что часто переселенцы привносят в жизнь городов и целых регионов что-то хорошое. Вот, что гооврит политолог Евгений Попов

— Важно, что переселенцы из Донбасса и Крыма начинают собственный бизнес на новом месте. Их успешный опыт снимает социальную напряженность и стимулирует других людей в развитии собственного дела. Сегодня, во всех уголках Украины существуют успешные примеры начатого год-полтора назад бизнеса. Важно, что почти каждый переселенец, начавший собственный бизнес, создает рабочие места, нехватка которых наблюдается по всей стране.

История Тани

Татьяна Годок прекрасно говорит по-украински. Это удивляет, потому что в Крыму не каждый может продемонстрировать нечто подобное. В Ялте у нее был хороший учитель украинской литературы, который делал уроки захватывающими и мотивировал учеников читать. Поэтому зык Таня учила, в основном, по книгам. Это чувствуется, потому что разговаривает девушка очень по-литературному, без намека на галицкий говор.

Они с мужем переехали во Львов в октябре 2014 года. Полгода прожили в аннексированном Крыму.

— Когда мы с мужем уезжали, у нас были хорошие работы, друзья, семья, уют, дом. Во Львове нам не удалось создать тот самый уют. Не хватает здесь моря, гор с крымскими соснами, — вздыхает Таня.

Иногда они ездят домой, к родителям. Те остались в Крыму, потому что слишком привязаны к родным местам и работе. Да и политические взгляды у них несколько отличаются от позиции дочери.

— Большинство моих друзей тоже переехали: в Киев, несколько – во Львов. Некоторые очень хотели переехать, но не смогли. Это категория людей, которые привязаны к Украине, но вынуждены жить в Крыму, поскольку это их родина, и есть привязанность к работе и семье. Мне кажется, труднее тем людям, которые остались там, чем нам, которые переехали и пытаются освоиться на новом месте.

Таня с мужем выбрали Львов, потому что он уютный. Сперва думали про Киев – девушка уже жила там, когда училась. Но после стотысячной Ялты Киев кажется чересчур большим. Свою роль сыграла и близость к Европе. Да и в Киев – как рукой подать. Львов подошел больше всего, хоть тут и нет мест, которые бы напоминали молодой семье про Ялту. Несмотря на то, что они переехали год назад и смогли реализоваться, растерянность сохраняется.

— Когда у тебя были устроены твои место, квартира, перемещения по городу, распорядок дня, ты приезжаешь в совершенно новые условия. Все твои ритмы жизни перестраиваются, — говорит Таня.

Также во Львове она столкнулась с новым для нее менталитетом.

— Я Львов сравниваю с Киевом. Там четкий распорядок дня, и люди более ответственны в рабочих аспектах. Во Львове, если на девять утра назначена встреча, то это не значит, что встреча должна быть ровно в девять. Она может быть в обед на следующий день. И люди не понимают, что нужно позвонить и предупредить, — жалуется Таня.

С подобными ситуациями она не раз сталкивалась, когда открывала кафе. Во Львове ее напрягает и транспортная проблема. Дело в том, что совсем нет подземных парковок, а на улицах на все машины места не хватает.

— Конечно, я сравниваю это с Европой, с развитыми странами. Например, в Италии в городках, намного меньших Львова, есть девятиэтажные парковки. Но если сравнивать с украинскими городами, то Львов – прекрасное место, — не отчаивается Таня.

По словам социолога Оксаны Михеевой, некоторые переселенцы чувствуют геттоизацию. Нельзя сказать, что Татьяна с мужем живут в гетто, но они немного отделяют себя от других жителей города. Им повезло, что у них есть кафе. Это хороший способ, чтобы интегрироваться в городскую жизнь.

Оксана Михеева говорит также о разнице между переселенцами из Донбасса и Крыма.

— Люди с Крыма ехали с пониманием, что это надолго. Переселенцы с Востока все еще ждут возвращения, а крымчане понимают, что долгое время этого не случится. Это задает их активную позицию, активные стратегии, они взаимодействуют с государством, оформляют бизнес. Они лидировали в процессе официального оформления своего статуса. У Крыма есть четко выраженный статус, и люди понимают, что с их проукраинской позицией они не смогут там жить.

Кроме необычного кафе, Таня ведет финансовую отчетность для одной из львовских компаний – это ее первая специальность. Вторая – ветеринар. Обучение она начала недавно, до практики еще далеко, поэтому на питомцах в кафе не тренируется. Получив диплом, девушка хочет работать в зоопарке.

— . Мне нравятся дикие коты, но не большие, как тигры и львы, — хотя они тоже прекрасны, — а средние коты. Они мало известны – это оцикеты, коты-рыболовы, дикие лесные коты. Они меньшего размера, некоторые виды вымирающие. Я бы хотела заниматься именно в этом направлении. Может, их разводить, — мечтает будущий ветеринар.

Учиться Тане еще долго – около шести лет. Продолжить обучение хочет за границей, но о полном переезде пока не думает.

— Есть более сокращенные программы, но, к сожалению, мы видим результат, когда ветеринары не компетентны. Хотя не только они, но и любые медицинские работники. Мои родители – хорошие врачи. Я знаю, что это – получить медицинское образование. Это не заканчивается получением диплома, а продолжается всю жизнь. Быть очередным ветеринаром, который имеет диплом – это не моя цель. Моя цель быть специалистом. 

Виктория Топол