Бытовая и элитная коррупция: опыт Сингапура и Грузии

 

Начните с того, что посадите трех своих друзей.

Вы точно знаете, за что, они знают, за что, и народ вам поверит.

Ли Куан Ю

 

Создание Национального антикоррупционного бюро в Украине теоретически должно означать новый этап борьбы с коррупцией, на этот раз борьбы с коррупцией «наверху». Закрытыми тендерами, откатами и спекуляциями. В том числе, и на войне.


Но как бороться с «низовой» коррупцией и что приоритетней? Миф о том, что в сегодняшнем кризисе виновата только кучка коррумпированных чиновников живёт и сейчас, потому что никто не может взять на себя ответственность и признать, в первую очередь, себя виноватым в поддержании коррупции.

 

Украинцы сами дают и сами предлагают взятки и ценные подарки, считая это верным способом быстрого либо возможного решения своих проблем. И сколько раз было говорено, что когда мы даём взятку гаишнику, чиновнику, врачу – мы поддерживаем существующую систему отношений, позволяющую не поднимать уровень зарплат работников этих сфер, а «докармливаться» подножным (вернее, «подручным») кормом.


Однако и улучшение законодательства мало что сможет дать. Ужесточение закона должно быть там, где закон исполняется и неотвратимо действует для всех без исключения граждан государства. В противном случае новые жесткие законы будут по-новому же «обходиться стороной» с помощью всё новых и новых взяток.


С другой стороны и наказывать каждого без разбору – не выход. Коррупция – это реальность, её надо изживать из сознания десятилетиями. Взяточничество должно перестать быть нормой жизни.


Примечателен опыт антикоррупционной борьбы других стран. Сингупуру удалось победить коррупцию, о чем гласит рейтинг Transparency International. 3 декабря 2014 года были опубликованы данные по странам за 2014 год. Индекс восприятия коррупции в Сингапуре в 2014 году составляет 84 из 100. Надо учесть, что индекс восприятия коррупции (Corruption perception indexCPI) основывается на независимых опросах, в которых принимают участие международные финансовые и правозащитные эксперты, в том числе Всемирного банка, Freedom House, World Economic Forum, Азиатского и Африканского банков развития. Индекс представляет собой оценку от 0 (самый высокий уровень коррупции) до 100 (отсутствие коррупции). Сингапур находится на 7 месте из 175 стран.

 



Для неутешительного сравнения: «26 баллов из 100 возможных и 142 место из 175 позиций — такие показатели Украины в нынешнем Индексе восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index) от Transparency International. Украина в очередной раз оказалась на одной ступени с Угандой и Коморскими островами как одна из самых коррумпированных стран мира», — говорится в отчете организации. Первое место занимает Дания.

 

Читайте также на «Информер»Национальное антикоррупционное бюро — новый этап или лишние расходы? Комментарии специалистов и инфографика


Успех Сингапура в борьбе с коррупцией обязан созданию Бюро по расследованию случаев коррупции и лично своему премьеру-реформатору, Ли Куан Ю. Как таковая, в Сингапуре отсутствует презумпция невиновности – чиновник априори виновен и обязан доказать, что не брал взяток. Была введена диктатура закона – наказание было неотвратимым и приводилось в исполнение без исключений. Даже любое вознаграждение  стоимостью до 100 сингапурских долларов считается взяткой, если не доказано в ходе экспертизы обратное.


В 1989 г. максимальную сумму штрафа за коррупционные действия увеличили с 10 до 100 тысяч сингапурских долларов. Дача ложных показаний БРК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, каравшимся тюремным заключением и штрафом до 10 тысяч сингапурских долларов. В отношении самого премьер-министра, инициировавшего реформы в государстве, и его семьи, так же не один раз инициировались расследования, однако не доказывали его вины.


Повышение зарплат государственным чиновникам и приглашение наилучших специалистов повлекло за собой улучшение качества предоставляемых государством услуг и повышение прозрачности управления. Однако предварительно всех взяточников старой власти уволили, поскольку, как считал Ли Куан Ю, старый взяточник будет брать и в новых условиях.


Заключительным этапом этой простой и одновременно сложной для выполнения реформы стало повышение роли СМИ в процессах расследования коррупции: попавшийся взяточник моментально становился «героем» прессы, что делало его карьеру и карьеру его семьи в дальнейшем невозможной. По крайней мере, в Сингапуре точно. Скорее всего, он смог бы продолжить в Украине.


Как мы видим, антикоррупционная кампания в Сингапуре затрагивала и бытовую, и «элитарную» коррупцию и этому в большей мере способствовала неотвратимость наказания.


А грузинские реформы, прежде всего, были направлены на «прозрачность» власти и искоренение бытовой коррупции после 2003 года и «революции роз». Новые стеклянные полицейские участки, в которых нет укромных уголков для взяток и для убийства людей; реформа дорожной полиции по принципу повышения зарплат работникам и ужесточения наказания за взяточничество (около 9 лет тюрьмы), а также новые базы данных для фиксирования нарушении ПДД.

 


(Стандартный полицейский участок в Грузии)


Принцип «единого административного окна» оказания государственных услуг – это так называемый Дом юстиции, где можно получить любые документы, открыть собственное дело, заключить или расторгнуть брак и т.д.


В 2014 году, опередив Чехию и Словакию, Грузия заняла 50-е место в рейтинге восприятия коррупции.


В Южной Корее, например, с 1999 года действует система «OPEN», позволяющая осуществлять онлайн-контроль за рассмотрением чиновниками заявлений граждан. В Украине пока что таких предпосылок нет даже на уровне теоретической разработки проблемы. Однако программа Интернет-партии Украины предусматривает введение онлайн-контроля за чиновниками любого уровня и ветви власти, в том числе и оснащение их видеорегистраторами.


Директор украинского представительства Transparency international Алексей Хмара отмечает следующее: «Антикоррупционные законы, принятые 14 октября 2014, заложили только основу, фундамент для изменений. Какой же будет настоящая реформа — покажут ближайшие события. Причем уже сразу в декабре. Новое правительство страны совместно с новым парламентом должны поработать над бюджетом страны на 2015 год. И найдутся в нем деньги на Антикоррупционное бюро или электронную систему всех деклараций чиновников — вопрос до сих пор открыт».


Для борьбы с коррупцией на бытовом уровне нужно сфокусироваться на изменении принципов и устоев общества, в сознании должно быть закреплено: взятка – это преступление. Вместо того, чтобы полагаться на очередное правительство и очередной парламент, состоящий из старых новых людей, общество должно когда-нибудь прийти к мысли о контроле власти «снизу», как и о том, что избранная власть – всего лишь наёмная, временная. И тогда популизм люстрации и проверок на полиграфе не будет иметь никакого эффекта.

 

Читайте также на «Информер»Финансы поют романсы. Что ждет экономику Украины и России в следующем году. Комментарии и инфографика

 

Коррупция «наверху» живёт в теневых финансовых схемах, в непрозрачном процессе принятия властных решений, в пробелах законодательства и правовых коллизиях. И одной пресловутой люстрацией тут не обойтись, поскольку свежесозданное Национальное антикоррупционное бюро подчиняется верхушке законодательной и исполнительной властей, вынося за скобки Президента, Премьера и Верховную Раду ещё до начала коррупционных расследований.


«Опыт государств, показавших наилучшие результаты, наглядно показывает, как прозрачность способствует подотчётности и может остановить коррупцию. Тем не менее, даже страны, достигшие высоких позиций в рейтинге, не преодолели таких проблем, как использование политиками полномочий с целью личного обогащения, нарушение принципов финансирования избирательных кампаний и недостаточный надзор за исполнением крупных госконтрактов», — заявила председатель правления Transparency International Угетт Лабелль.


 

С позволения сказать господа, которые попадают в украинскую власть, в большинстве своём похожи на детей, которые бросают начатое на полпути. Специфика сложности украинских реформ в том, что их надо реализовывать, а не оставлять на бумаге, нередко недописанными.

 

Как достаточно метко отмечает Александр Палий: «Главная проблема коррупции в Украине заключается в том, что ее основные массивы находятся на наивысшем уровне. Коррупция в школах, больницах, на бытовых уровнях и в коммунальных сферах – это все мелочи».

 

Ксения Селина