Украина по шкале Рихтера

 

Анализируя в течение последних месяцев мнения в блогах, социальных сетях и на просторах СМИ представителей различных социальных групп, касательно сегодняшних событий, так или иначе связанных со становлением Украины как государства, можно прийти к выводу, о том, что Украина как унитарное, моноэтническое, светское и территориально целостное государство не имеет никаких весомых препятствий для обладания суверенитетом со всеми вытекающими отсюда правами и ответственностью перед своим народом. Однако основная проблема появляется, если рассматривать понятие государства с позиции властно-политической организации общества. Здесь мы видим непоследовательность, незрелость и отчужденность нашего социума и его неспособность к построению эффективных государственных институтов, готовых выполнять свою основную роль – защищать граждан перед лицом внешней и внутренней угрозы.

         Если говорить о мыслительной деятельности, то открытое, гибкое и готовое к переменам сознание лучше обогнет все выпуклости и вогнутости событий, происходящих сегодня в таком непредсказуемом государстве как Украина. Непредсказуемом — не значит странном. Непредсказуемом — значит ненадежном.

         Действительно каждый, в первую очередь, должен следить за своим поведением в обществе, чтить закон, быть гражданином. Даже с точки зрения экономической теории Адама Смита поведенческий рационализм и эгоизм «экономического человека» приводит к возникновению «государства всеобщего благосостояния». Тем не менее, надо понимать, что институты государственной власти, избранные народом, в отсутствие эффективных элементов контроля их деятельности, способны влиять на систему общественных отношений. 

Народ VS. Власть

         Не смотря на то, что единственным носителем власти является народ, в государствах с коррумпированной системой управления не микроуровень предопределяет макроуровень, а наоборот макроуровень задает условия существования микроуровня. Действительно, сложившаяся ситуация может устраивать определенных членов общества (ведь есть люди готовые давать и брать взятки). Но для остальных, отказывающихся жить в подобной реальности, альтернативные сценарии могут блокироваться самой системой, ведь она функционирует по другим принципам. Иллюзорность возможности построения правового государства просто «начав с самого себя» и заключается в невозможности сломать правила системы, отторгающей правового индивида на всех ее уровнях. Чтобы избежать подобного дисбаланса, все общество должно эволюционно развивать свои взгляды и идеи, перенося их в правовое поле. Однако даже такой подход не обеспечит гарантии того, что все индивиды одновременно будут эволюционировать равномерно. Там, где разрывы в сознании и представлениях не сильны, будут возникать дискуссии и споры между различными представителями социума. Там же, где такие разрывы будут представлять пропасти во временном, ментальном и ценностном форматах, будут возникать жесткие конфликты и противостояния. Общество не является однородным организмом, в силу того, что оно сформировано различными индивидами, но ценности, на которых оно построено, и личностные ожидания порождают желание индивидов действовать сообща.

         Несмотря на то, что институты государственной власти представлены такими же самыми людьми, они все равно являются элементами определенной группы, входящей в состав однородной системы, поскольку приоритетными для каждого уровня властной иерархии будут являться макроуровни, с которых и исходят команды-распоряжения.

         Украина как государство перенявшее все ценности, убеждения и ментальность в результате революционного пути развития являет собой строгое несоответствие между социумом и его властной структурой, вследствие чего наше общество не находит способности к консолидации и, по сути, живет своей отдельной от властных институтов жизнью. Подобное несоответствие все постсоциалистические страны ликвидировали с помощью процедуры люстрации власти, когда все ее представители, были отстранены от управления государством для стабильного развития в рамках новой формации.

         Очевидно, что в Украине сегодня нет ни представительной демократии, ни объективного механизма выборов, ни, как ни крути, широкой поддержки власти. При всем при этом с переменной активностью (2001, 2004, 2013 годы) народное волеизъявление пробивается через отсутствие всех трех элементов и доносит сигнал о своем несогласии с действиями или бездействием властных структур.

         Мы являемся современниками трансформации украинского общества, которое говорит, что действующая власть его недостойна, потому что государство как институт было создано во благо людей, а не наоборот. Мотивы поведения этих людей разняться, однако они находят поддержку друг в друге. Сам факт наличия огромных народных масс собравшихся на Евромайдане и изменивших ход истории, говорит о том, что народ требует нового качества власти, нового формата общественных отношений. Украина как молодое государство, живущее на сломе эпох, выстраивает свое гражданское общество, неравнодушное к современным реалиям, не принимающее архаичные установки, солидарное с решением начать кардинальные перемены. Готовность к переменам – это готовность пройти нелегкий путь.

         С другой стороны, нужно отметить и факт пробуждения человеческого достоинства, что немаловажно для народа как единого носителя власти. Ведь, не секрет, что властная дистанция в нашей стране огромна. Обмен информацией в статусном постсоветском обществе просто не может происходить иначе. В таких условиях властные институты попросту теряют из вида своего суверена и перестают считаться с его мнением или впадают в заблуждения. Евромайдан со своей сплоченностью, братством и демократически организованными структурами выступает антиподом сложившейся системе. Это и есть общность, ломающая наследие прошлого, стирающая все культурные и исторические различия – то, чего так не хватает Украине на пути к процветанию. Но что такое идеал? Это и есть стремление к нему.

Европейские ценности

         Если посмотреть на менталитет как на характеристику мировоззрения и образа мысли индивида — члена определенной группы, мы увидим, что данное понятие напрямую зависит от условий времени и места. Но здесь необходимо разграничить понятия менталитета и ментальности. В отличие от первого, ментальность принимает форму отношения и поведения, которое ожидается от представителя того или иного общества или общественной группы. То есть, менталитет предопределяет реакцию индивида на внешнее воздействие, тогда как ментальность – это проявление внутренних мотивов и побуждений.

         Например, если каждый кто-то из нас окажется вдруг в пустыне или на необитаемом острове, где придется попросту выживать,  уверен, что в этом случае человек жертвует несколькими своими принципами. Все же, ввиду того, что ценностные установки в сознании не успели измениться, он будет винить себя за тот или иной аморальный поступок, хотя он и был совершен в целях самосохранения. Таким образом, менталитет изменяется в краткосрочной перспективе, а с изменением внешней среды и по прошествии времени меняется и наша реакция. Это кстати объясняет тот факт, что большинство наших сограждан в странах Европы, где это взято за норму, не мусорят, улыбаются, переходят на зеленый свет и всячески стараются не нарушать закон.

 

Исследование проведено социологической службой Центра Разумкова совместно с социологической группой «Рейтинг» с 28 марта  по 2 апреля 2014 года.

Рождение ценностей западного мира заняло ни одну сотню лет, но в условиях глобализации перенятие этих ценностей является своего рода процессом стандартизации, что само собой при наличии желания не требует много времени. Несмотря на наличие ряда культурных и исторических разногласий, путь принятия европейских ценностей является единственно верным, так как он полностью нивелирует наши различия. И дело тут совсем не в разности национального характера. Когда государственное образование строится ни по национальному, этническому, религиозному или другому признаку, а на основе универсальных ценностей, к нему может примкнуть любая общность, которая их разделяет. Подобное мы когда-то уже видели на примере СССР, где 15 абсолютно разных республик смогли создать единое государство только за счет приверженности одной идеологии. Вряд ли до создания СССР у украинца нашлось бы что-то общее с казахом, грузином или азербайджанцем.

         Не нужно бояться менталитета, как и не нужно бояться перемен. Коллективное сознание должно быть гибким – это его конкурентное преимущество перед духом времени.

Новое поколение

         За последние 10 лет выросло целое поколение пассионариев, готовых отстаивать свои убеждения любой ценой, инициативных сознательных лидеров, которых на этих территориях всегда уничтожали и преследовали. Их собственные интересы тесно переплетаются с интересами страны, потому что в незащищенном коррумпированном государстве их ждет будущее периода 90-х.

 

 

Исследование проведено социологической службой Центра Разумкова совместно с Фондом «Демократические инициативы»имени Илька Кучерива с 17 по 22 мая 2013 года.

         Территория Украины долгие столетия находилась в составе различных государственных образований и тот факт, что на данный момент мы имеем самую большую площадь в Европе – это просто улыбка судьбы. Несомненно, к моменту своей независимости Украина успела подойти уже изрядно растерянной и перепуганной, так как мы никогда ранее не несли за себя ответственность.

         Если проследить исторический путь развития европейских стран, то увидим похожую тенденцию, с той разницей, что эпоха формирования национальных государств в Европе началась еще 500 лет назад. Многие из них, так же как Украина, были объединены общим языком, культурой, но территориально не были единым образованием. Украина — менее зрелое государство, тем не менее, все нормы права и общественные ценности, необходимые нам, уже выработаны. Даже при наличии собственной национальной культуры, находясь под мощным влиянием империй, мы всегда были потребителями чужого мировоззрения и ценностей. Традиция украинской философии и культуры всегда была неразрывно связана с общеевропейскими тенденциями и практика адаптации различных идей с привнесением собственного колорита для нас не нова.

         Вопреки бытующему мнению, Великая французская революция, к примеру, не привела народ и страну к немедленному процветанию. Понадобилась также диктатура Наполеона, Реставрация Бурбонов, Июльская революция 1830 года, бунты 1833 года (описанные в «Отверженных» Виктора Гюго), Парижская коммуна 1871 года, чтобы французы построили государство более-менее отвечающее всем общественным интересам. Стоит ли говорить, что после каждой новой революции народ был недоволен полученными результатами и что поддержка революционеров была крайне низка.

         В Украине ситуация последних 15 лет напоминает те же процессы. И не смотря на то, что Европа предлагает нам сегодня преодолеть десятилетия разрыва между нами и западным миром, мы ничего не добьемся, если не выработаем в себе гражданское самосознание. Так или иначе, но мы расплачиваемся за 23 года бездействия. Все проблемы и конфликты нашего государства, слившись воедино, нашли выход в мощной акции протеста, а теперь и в жесткой борьбе за его единство и уже вновь за его независимость. В конце концов, история всегда вершилась дерзкими и смелыми. Все в наших руках.

Александр Замковой, экономист, общественно-политический обозреватель.