Балтийский опыт реализации европейских реформ в экономике и IT-сфере. Актуальный пример для Украины

 

Более двадцати лет отделяют Украину от обретения независимости. 1991 год стал точкой бифуркации, когда часть стран бывшего социалистического лагеря решительно порвала с советским наследием, а часть вступила в длительный период полутрансформаций, который закончились установлением режимов управляемой демократии в политической плоскости, при господстве неэффективной олигархии в экономике.

Пример стран Балтии может и должен стать поучительным для Украины. При всем различии в культурных, языковых, географических факторах, страны Балтии, как и Украина, столкнулись со схожими проблемами. Рецепты их решения не могут быть имплементированы без учета конкретных условий, однако их эффективность может подвигнуть украинские власти применить опыт реформ стран Балтии для завершения успешной трансформации от посткоммунистической управляемой экономики к европейской рыночной экономической системе и полноценной демократии.

После распада СССР экономические и социально-политические условия, в которых оказались независимые прибалтийские государства и Украина, были, в общем-то, схожи. В начале 1990-х годов в Латвии, Литве и Эстонии, как и в Украине, был высокий уровень коррупции и безработицы (в Украине этот процент был ещё выше за счет т.н. скрытой безработицы). Экономика находилась на этапе стагнации, нестабильное положение подогревало наличие большого количества агрессивно настроенных «неграждан», в большинстве своем мигрантов в первом-втором поколении с территории России. Однако чуть более чем через десять лет после обретения независимости страны Балтии вступили в ЕС, а в 2008 году все три республики значительно превзошли максимальные показатели по развитию экономики в последние годы существования Советского Союза.

Мы сосредоточим свое внимание на вопросах экономики и IT-сферы, где успехи балтийских стран особенно красноречивы.

Экономика. Решение экономических проблем в странах Балтии было связано с переориентацией системы хозяйствования, которая почти полностью зависела от поставок сырья из России и других стран бывшего Советского Союза, на выпуск новых видов продукции, использование удобного географического расположения, морских портов, увеличение роли сферы услуг, туризма, внедрения наукоемких производств.

Разумеется, что успех зависел от радикальности реформ.


По мнению шведского экономиста Андерса Аслунда, наиболее радикальные рыночные реформы велись в Латвии и Эстонии, и именно они привели через череду смен правительств к значительному эффекту, а более умеренные реформы в Литве дали не такой хороший результат.


Стоит отметить, что в Эстонии даже в годы советской власти существовала мощная экономическая школа, которая разрабатывала программы по переходу всей республики на хозрасчет (фактически ограниченно-рыночную экономику), а в годы поздней перестройки правительство Эстонии возглавлял как раз автор этой концепции Эдгар Сависаар. Т.е. в странах Балтии была и некоторая теоретическая база, которая позволила им относительно безболезненнее перейти от социализма к капитализму.

 

Эстония вообще выделается среди трех стран Балтии инновациями в самых разных сферах. В частности, Эстония одной из первых в Восточной Европе привязала курс эстонской кроны к другой, более мощной и стабильной валюте (немецкой марке), что привело к финансовой стабилизации, в то время как ряд стран избрали плавающие курсы, в том числе и Украина. Страны Балтии весьма быстро приняли новую денежную единицу (1992 г.), тогда как в Украине этот процесс затянулся до 1996 года.

В результате непопулярных, но необходимых мер направленных на сокращение неликвидных предприятий,  ВВП государств Балтии упало в 1998 году по сравнению с 1989 годом не более чем на четверть. Как известно украинские показатели сократились с 6 631 долл. США на душу населения до 3 194 долл. США, то есть более чем вдвое, причем Украина шла по пути умеренных реформ, таким образом, сокращение в краткосрочной перспективе не должно было быть таким катастрофическим.

В целом Латвия и Эстония фактически полностью демонтировали советскую систему хозяйствования, в то время как Литва сохранила значительные производственные массивы. Эффективность неолиберальных реформ 1990-2000-х годов в странах Балтии закономерно вызывает вопросы, несмотря на то, что статистика говорит о значительном прогрессе и увеличении потребления. Важным фактором реформ в экономической сфере стран Балтии стало весьма удачное применение кредитных средств, их дешевизна и развитие ипотеки.

Украина же до последнего времени дотировала убыточные и энергозатратные отрасли производства, сохраняя при этом зависимость от поставок  энергоносителей из России. По словам премьер-министра Украины Арсения Яценюка,

 


 

«бюджетные дотации государственных угольных предприятий Донецкой и Луганской областей с учетом покрытия убытков шахт и выплаты зарплаты шахтерам на 2014 год составляют 34 млрд гривен».

 


 

Как отмечает обозреватель донецкого издания «Остров» Виталий Крымов, угольная промышленность Украины продолжает оставаться одним из главных каналов «утечки» денег из госбюджета через выделение дотаций госшахтам.

 


«Угольная коррупция на Донбассе при президенте Викторе Януковиче по глубине коррозии государственного аппарата сравнима разве что с «хлопковой мафией» в Узбекистане в период руководства республикой Шарафа Рашидова в 1970-1980-е гг.» — считает Виталий Крымов.


По мнению главы независимого профсоюза горняков Украины Михаила Волынца, ликвидировать коррупционную составляющую проблемы очень сложно, поскольку добытый в копанках уголь в 2 раза дешевле, чем в госшахтах.


«А продают его даже за границу, он не только нашим потребителям идет», — отмечает Михаил Волынец.


Но о закрытии убыточных производств и нелегальных шахт речь даже не идет. Между тем в Эстонии на месте закрытой шахты по добыче сланца был открыт музей, который стал важной частью туристического маршрута в индустриальном районе Ида-Вирумаа. Более того, некоторые работники шахты были трудоустроены на новом предприятии, но уже в качестве обслуживающего персонала и экскурсоводов. Основную сумму на подобное перепрофилирование выделил Фонд поддержки предпринимательства и Европейский фонд регионального развития.

 

Таким образом, сплав решительных реформ и активного участия европейских фондов и неправительственных инициатив, позволили трансформировать экономическую систему стран Балтии, импортировав ряд западноевропейских моделей и существенно обновив оставшиеся от социалистического прошлого.

IТ-сфера. Развитие стран Балтии в 1990-2000-е гг. шло параллельно внедрению новейших изобретений IТ-сферы. Следует отметить, что Эстония стала едва ли не передовой страной в плане использования Интернета во всех сферах жизни, начиная от электронного документооборота, заканчивая электронным голосованием и бесплатными курсами Интернет-грамотности для всех слоев населения. Обучение, между прочим, проходит не только на эстонском, но и на русском языке.

Сведение к минимуму контактов между гражданами и чиновниками благодаря электронным системам, объединяющим различные базы данных в одну, приводит к значительно более эффективной работе государственных институтов, а также к снижению уровня коррупции.

Пионером в создании «электронного правительства» стала Латвия, где эта программа стала реализовываться с 2000 года. В 2013 году собрано более десяти тысяч подписей в поддержку электронного голосования, а к концу этого года ожидается реализация этого проекта. Таким образом, на следующих выборах избиратели Латвии смогут голосовать, не отходя от своих компьютеров.

В Эстонии с 1995 года 1% ВВП тратился на создание электронного государства (в общих чертах это использование информационно-коммуникационных технологий для преобразования правительства с целью сделать его более доступным для граждан, более эффективным и более подотчетным), отвечая на вызовы информационного общества. Довольно быстро законодательство было приведено в соответствие с требованиями для электронного правительства и голосования по ID-карте. 90% населения Эстонии имеют такие карты, с 2007 года активно внедряется и система MobilID, таким образом, гражданам доступно большинство оказываемых государственными учреждениями услуг через свое мобильное устройство. Данная система позволила до минимума свести время для самых разных операций. Например, зарегистрировать фирму в Эстонии можно за 18 минут по Интернету, включая получение по сети лицензии и сертификаты; а на заполнение налоговой декларации нужно потратить всего три минуты.

Литовская система электронного правительства схожа с эстонской, однако имеет ряд недостатков, в частности её критикуют за меньшее разнообразие услуг, а также за двуязычный интерфейс (литовский и английский), при том, что более 12% населения составляют польско- и русскоговорящие граждане.

Подводя итог, стоит отметить, что пример стран Балтии показывает Украине, что  страны с минимальными ресурсами, с отсталой, кризисной экономикой и рядом проблем в обществе могут за два десятка лет решительных и четких реформ ответить на вызовы информационного общества и занять свою нишу в общем рынке стран ЕС. А по ряду показателей даже обойти «старых членов» ЕС. Мы сознательно обошли вниманием политические аспекты развития стран Балтии, так как они в 1990 – начале 2000-е гг. демонстрировали флуктуации не меньшие, а порой и большие, чем в относительно стабильной Украине до 2004 года. При этом ни частая смена правительств, ни присутствие во власти бывших коммунистов (в Литве в особенности) не стало препятствием для реализации программы реформ и внедрения инноваций в сферу экономики и IT.

Станислав Кинка, журналист, историк, краевед.